Дневник Диллии

Материал из Ashes of Creation Wiki
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дневник Диллии.[2]

Впервые они появились в ночном небе, когда я была ребёнком. Поначалу это были лишь едва различимые огоньки. Не самые яркие на всём небе, но видимые. Мать рассказала мне, что это знаки Богов, говорящие о надвигающихся переменах в мире. Она чувствовала такие вещи. Многие женщины в родословной моей матери были оракулами. На одной из скрижалей в Великих Залах Короля Гримли записана история моей прабабушки, придворного оракула-регента, гласящая о том, как она предсказала пришествие Бессмертных во время Великой Войны.

Дни сменялись месяцами, а месяцы – годами, и число огней в ночном небе всё росло. Храмовые жрецы окрестили эти огни Предвестниками. К тому моменту, как я закончила обучение в Академии Каменотёсов, огней стало шестнадцать. С каждым месяцем они становились всё ярче и крупнее.

Изменения в Дюнхейме не заставили себя долго ждать. Семьи, рядом с которыми я росла, начали по одной покидать город в сердце горы. Путники стали всё реже наведываться к нам, а число новообращённых, приходящих в храмы за ответами о значении Предвестников, росло ежедневно. Мать тоже хотела уехать из города, но отец и слышать об этом не желал. Его аукционный дом обеспечивал нам пропитание, а оба моих брата состояли на службе в страже Совета. Отец не мог допустить, чтобы кто-то увидел, как он покидает гору. Честь и уважение значили для него больше, чем жизнь, и отец гордился моими братьями. Несмотря на все уговоры матери, мы остались в городе.

Мы продолжали жить нормальной, насколько это возможно, жизнью. День за днём Предвестники становились всё ярче, и вскоре их стало видно и при свете солнца. Они превратились в постоянное напоминание о будущем, которое вскоре постигнет Верру. Величайшие книжники нашей эпохи не смогли найти ничего похожего на этот феномен даже в древнейших манускриптах. В великую столицу, Дюнтол, были созваны верховные жрецы и оракулы крупнейших храмов со всего Дюнзенкелльского королевства.

За несколько дней до начала собрания Великого Совета короля Брюнира поразила загадочная болезнь. Мать, состоящая в делегации от Дюнхейма, прислала письмо с описанием измождённого состояния короля. Король Брюнир поднялся с трона, чтобы обратиться к делегатам, и упал после начала церемонии благословения. Так собрание Великого Совета превратилось в церемонию коронации. После провозглашения смерти короля Брюнира его старшую дочь Вильгу нарекли королевой Дюнзенкелльского королевства и защитницей народа гномов.

Мать вернулась из Дюнтола другой женщиной. В её взгляде поселился ужас. Они с отцом всю ночь о чём-то толковали в своей комнате. На следующее утро я впервые увидела отца скованным страхом, словно он увидел призрака. Мы немедленно начали паковать вещи, собираясь отправиться в шахту моего дяди в Эланской империи. Братьям сообщили, что дядя Годин погиб при обвале и мы едем на его похороны. Это был первый раз, когда родители сказали нам с братьями неправду. Мы провели весь остаток дня в сборах перед трёхдневным путешествием. Собравшись, мы пустились в путь по дороге, ведущей из горы.

Дорога в Дюнхейм представляла собой длинный тоннель несколько миль в длину, начинающийся у Великих Врат горы. Это был единственный способ попасть внутрь. Обычно по дороге сновали торговцы и путники со всей Верры, но за последние несколько лет мир изменился, и людской поток, текущий в Дюнхейм, иссяк.

Мы находились всего в часе езды от Великих Врат, когда началось. По земле и по стенам прокатился невероятный грохот. Звук был такой, словно сама гора раскололась надвое. За грохотом последовало землетрясение, едва не заставившее подкоситься ноги у баранов, тащивших наши припасы. Я видела, как отец что-то мне кричал, но из-за яростного звона в ушах ничего не могла расслышать. В этот момент я почувствовала на шее какую-то влагу. Я прикоснулась к ней рукой, чтобы увидеть, что это такое… Видимо, из-за шока от происходящего я не сразу поняла, что меня зацепило. На пальцах была кровь. Землетрясение вскоре утихло. Позади зовущего меня отца я увидела своих братьев, пытавшихся поднять нашу рухнувшую повозку. Лишь мгновением спустя я заметила руку, торчащую из-под её оси. Я мигом бросилась к повозке и тоже принялась толкать её изо всех сил.

В итоге мы перевернули её и увидели израненное тело нашей матери. Она безжизненно лежала среди досок и камней, а всё, что мы могли – в ужасе замереть. Отец отчаянно рыскал по сумкам матери, в то время как мы старались уловить хоть малейшее движение с её стороны.

– Да где же она? – пробормотал отец, перетряхивая книги и одежду в разбросанных по дороге сумках.

– Где что? – спросила я у него, несмотря на то, что он полностью погрузился в поиски.

В голову начали лезть воспоминания о времени, которое мы провели с мамой. Я заметила, что моих братьев переполняют эмоции, и меня уже тоже начало охватывать отчаяние, но тут я услышала голос отца.

– Нашёл!

Он подбежал к матери и, стоя над ней, произнёс фразу на непонятном языке. Из руки отца вырвалась слепящая вспышка, после чего он разжал пальцы, выронив ветвистую палочку. Он обнял мать, сидя на земле, а та пришла в сознание и закашлялась. Мы с братьями бросились к ним.

– Надо убраться подальше от горы, Брон, – сказала она отцу, поднимая на него взгляд.

– Хельгун, Таргуд, живо! Помогите собрать еду и вещи, – скомандовал он братьям. Взглянув на меня, он добавил: – Диллия, пригляди за матерью, пока я им помогаю.

Я присела рядом с ней, глядя на то, как отец с братьями привязывают к седлу барана те припасы, что смогли собрать. Мать повернула ко мне голову.

– Диллия, – слабо произнесла она, – ты должна кое-что услышать. Ты – моя единственная дочь… Я люблю тебя больше всего в целом мире. Ты – свет моей жизни, я бы всё отдала, только бы уберечь тебя.

Её взгляд задрожал.

– Но на нас опустилась тьма.

Пакт Света

Cloak of the Broken Pact cosmetic concept art.[3]

This flowing silken mantle of the Lightpact inspired hope in all those that caught a glimpse of them during the terrible final days of Verra. Fighting tirelessly against the pressing darkness, the fluttering capes were often the last rays of light seen before escaping to safety. Tragically, it was only the cloak itself that was recovered after the finishing blows were felled.[3]

The Lightpact was an alliance of the Ордена Семерых, created by the four major races of Верра in order to solve the mystery of the Harbingers.[4]

Even though they have different focuses and reasons why their followers worship specific gods, at the end of the day, they're all a Pantheon of good. So there's a reason for them to work together to subvert the goals and/or aspirations of the Others and the Ancients. And those who seek to pervert what the Essence is capable of through the means of Corruption.[5]Steven Sharif

Standing against the heralds of corruption, the Lightpact once carried the hopes of all Verrans on their shoulders. Their flames would ultimately be dashed on the rocks of betrayal and destruction. Corruption, death, and evil now grasp and consume the light that once led the way. With the re-emergence of the Divine Gates, will the beacon of faith be set ablaze once more?[6]

Дюнхейм

Дюнхейм - подземелье в открытом мире в зоне альфа-0, которое когда-то было городом гномов Дюнир.[10]

История Дюнхейма

Во время великой катастрофы, обрушившейся на Верру, жители Дюнхейма решили остаться в своей горной твердыне. Ничего хорошего из этого не вышло. В результате разрушения внутри оказалось брошено множество артефактов и сокровищ.[10]

Смотрите также

Примечания